Оглавление

История и святыни

Создание

Строительство Богоявленской церкви связано с покушением на Цесаревича Николая (будущего императора):

29 апреля 1891 года во время проезда Наследника Цесаревича  Николая через город Отсу в Японии был ранен.
Решено было построить храм Богоявления по образцу церкви в Борках под Харьковом.

Богоявленская церковь была заложена спустя год после покушения на будущего императора Николая II. Архитектор В.А. Косяков и его помощник Б.К. Правдзик создали проект храма в стиле русских церквей XVII в. В 1899 г. в присутствии Иоанна Кронштадтского церковь была освящена.

Освящение

29 апреля 1899 г. состоялось освящение главного придела храма. Чин освящения совершил митрополит Антоний (Вадковский), также собрались: настоятель Кронштадтского Андреевского собора протоиерей Иоанн Сергиев (св. прав. Иоанн Кронштадтский), благочинный протоиерей Казанского собора Николай Головин, архимандриты Владимир, Гедеон и Феогност, настоятель Гутуевской церкви о.Евтихий Баланович и второй священник храма о.Павел Лебединский и два хора певчих: Александро-Невской Лавры под управлением И.Я. Тернова и хор диаконов Исаакиевского собора во главе с придворным протодиаконом Громовым.

В мае 1899 года был освящен левый придел в честь святителя Николая Чудотворца, а 18 июля 1899 года освящен правый придел в честь преподобного Иоанна спостника (3 августа).

29 апреля 1899 года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский) совершил Великое освящение храма Богоявления. После Литургии было совершено благодарственное молебне пение с возглашением многолетия Государю и Императору и всему Царствующему дому.

Праздник закончился трапезой, за которой был произнесен тост за драгоценное здоровье государя императора, покрытый восторженным «Ура!» От имени собравшихся государю была отправлена телеграмма, извещавшая его об освящении церкви Богоявления и выражавшая их верноподданические чувства. Император Николай откликнулся на неё словами: «С удовольствием узнал о состоявшемся освящении нового храма на Гутуевском острове, искренне благодарю вас и всех присутствующих за выражение чувства. Николай».

Четыре храма-близнеца

Четыре собора: храм Богоявления Господня в Санкт-Петербурге, собор Святой Живоначальной Троицы (Шадринский) в Благовещенске, храм Святой Софии в Харбине (Китай) и Покрова Пресвятой Богородицы (Краснодарский край) построили по одному проекту в конце XIX — начале XX веков. Стены трех из них — Богоявленского, Софийского и Покровского — сумели устоять, но Шадринский не выдержал смуты времени и в 1936 году был снесен.

Первый (старший) — храм Богоявления Господня в Санкт-Петербурге

Храм Богоявления Господня на Гутуевском острове в Санкт-Петербурге. Начало строительства — 1889 год, освящение — 1899. Автор — архитектор Василий Косяков. Величественный храм высоко возвышается над островом. Он выстроен так, чтобы еще издали быть видным иностранным судам, вступающим в петербургский порт со стороны Финского залива.

Второй — собор Святой Софии в Харбине (Китай)

Храм Святой Софии в городе Харбине (КНР). Начало строительства — 1923 год. Автор- Михаил Осколков (ученик Василия Косякова, который возводил Богоявленский храм). Храм построили в 1932 году, его признали самым большим и красивым в Харбине. После 1950-х годов число прихожан уменьшилось, но когда прекратились службы, неизвестно. В 1997 году храм был отреставрирован. Сейчас в храме находится музей.

В 1923 – 1932 годах, по чертежам В. А. Косякова, в Китайском городе Харбине был построен Софийский собор – абсолютная копия храма Богоявления. В настоящее время храм в Харбине закрыт, но полностью отреставрирован и является одной из главных достопримечательностей города. Он принадлежит Харбинской и Маньчжурской епархии Китайской православной церкви.

 

Третий — Святой Живоначальной Троицы (Шадринский)

Церковь Святой Живоначальной Троицы, в народе больше известная как Шадринский собор, стояла на углу Большой между Ремесленной и Семинарской. Сегодня это улицы Ленина, Чайковского и Политехническая. Торжественно освящен храм был в 1902 году. В Благовещенске он считался лучшим по архитектуре и красоте, но в 1936 году его разрушили вместе со многими другими храмами.

Заложен 16 мая 1896, в день коронации Николая II. Освящен 17 февр. 1902. Стиль рус. (моск.) архитектуры XVII в. Кирпич. 3-придельный храм. Имел ориг. план в виде лат. креста с удлинен. зап. ветвью. Спрятанную во внутр. пространстве собора апсиду с 3 сторон окружала обходная галерея с проходами в сев. и юж. приделы храма. 8-гранное в плане пространство осн. объема освещалось 16 окнами светового барабана, венчалось куполом лукович. формы диам. 10 м. 2 придела и колокольня венчались шатрами с золочеными луковками, входы в храм обозначались порталами с завершениями в виде кокошников, полы выложены красной и серой плиткой, окна украшены цвет. витражами. На колокольне был установлен купленный С.С. Шадриным самый большой в Благовещенске колокол весом 304 пуда 10 фунтов. В 1936 храм взорван.

Компьютерная модель Шадринского собора, сделанная Алексеем и Анастасией Конзелко, по просьбе Валерия Сикерина.

Четвертый – Храм Покрова Пресвятой Богородицы (Краснодарский край)

Сегодня немногие знают, что в прошлом он был наречен во имя святого Николая Мирликийского и построен в честь 300-летия правления династии Романовых.

Новоивановская была заселена казаками в 1891 году. Это позднее она стала называться станицей, а изначально – хутор Новоивановский, принадлежащий Ивановской общине станицы Незамаевской Ейского отдела.

После войны церковь была частично отремонтирована и стала амбаром для хранения зерна. Колокола вывезены на оборонные нужды. И только 29 января 1975 года Решением Краснодарского крайисполкома новоивановский храм поставили на государственную охрану, он стал памятником архитектуры местного значения, включен в государственный список памятников истории и культуры Краснодарского края под № 234.

Исторический очерк П. А. Ленского

(с незначительными сокращениями)

29 апреля 1899 года на Гутуевском острове, в С.-Петербурге, раздался колокольный благовест к первой Божественной Литургии во вновь-освящаемом тогда Богоявленском храме, сооружённом в память чудесного спасения ныне царствующего Государя Императора Николая Александровича от угрожавшей Его Величеству опасности в городе Отсу в Японии. Мысль сооружения св. храма на этом острове зародилась не сразу. Первоначально служащие чины портовой таможни предполагали выстроить на собранные между ними пожертвования небольшую часовню. Впоследствии явился добрый человек, местный фабрикант, ныне действительный стат. Совет. Иван Агапович Воронин, который, свято веря в Промысел Божий, явивший и в его жизни  великий источник благости, дал необходимые обильнейшие средства на постройку не часовни, а храма Божия. Так при помощи Божией и при содействии энергичных строителей, в том числе тайн. совет. (тайный советник – прим. ред.) Николая Павловича Загубина (+), свящ. Василия Альбицкого (+) – оба погребены под сим храмом, действит. ст. сов. (действительного статского советника – прим. ред.) Владимира Фёдоровича Никонова (+), потомственного почёт. граж. (почётного гражданина – прим. ред.) Петра Леонтьевича Журавлёва (+), архитектора Василия Андреевича Косякова и Вл.Ал.Лучинского (+), приступлено было на углу Динабургской ул. и набережной реки Екатерингофки к постройке храма.

Закладка состоялась 29 апреля 1892 г., а ровно через семь лет в  этот же день последовало и освящение этого величественного и роскошного по отделке храма. Чин освящения храма и первая Литургия в нём были совершены приснопамятным Антонием, митрополитом Петербургским, в сослужении трёх архимандритов, знаменитого настоятеля Кронштадтского Андреевского собора, протоиерея Иоанна Ильича Сергиева, Благочинного протоиерея Н.Н.Головина и местных священников Е.Я.Балановича и П.А.Лебединского. В числе молящихся в храме находились: министр финансов, статс-секретарь С.Ю.Витте, его товарищ (ныне премьер-министр) тайн.сов. (тайный советник – прим. ред.) В.Н.Коковцев, член совета министра, генерал Д.К.Ган, директор Д-та Тамож. Сборов (Департамента Таможенных Сборов – прим. ред.) Н.И.Белюстин, директора д-та (департамента – прим.ред.) торговли и мануфактур В.И.Ковалевский, директор д-та окладных сборов И.Д.Слободчиков, командир отдельного корпуса пограничной стражи А.Д.Свиньин, управляющий государственным банком, тайн. сов. Э.Д.Плеске, помощник Петербургского градоначальника, тайн. совет. Турчанинова, сенатор В.И.Лихачёв, генерал-лейтенант А.И.Глуховский, генералы И.Я.Дидерихс, Е.Н.Тевяшев, Н.И.Калица, члены строительной комиссии с Н.П.Забугиным во главе, гласные городской Думы и др. Праздник закончился трапезой, за которой был произнесён тост за драгоценное здоровье Государя Императора, покрытый восторженным «ура»!   Величественный (20-саженный с крестом) Гутуевский храм, копирующий со внешней стороны известный храм на станции «Борки» (Харьковской ж.д.), издалека виден, как со стороны города, так и с Финского залива. Его громадный круглый купол с рельефным золочёным поясом по кровле (новинка того времени), увенчанный наверху большим резным крестом, красиво высится среди молодой зелени окружающего сада.

Стиль храма чисто русский; фасад облицован цветным кирпичом и украшен симметрично расположенными майоликовыми розетками и мозаичными иконами св. Николая Чудотворца, преп. Иоанна Спостника и Сергия Радонежского и пророчицы Анна. Эти мозаичные работы, как и другие, принадлежат руке известного художника Фролова. Весь проект храма разработан гражд. ( гражданским – прим. ред.) инженером В.А.Косяковым (ныне директор Института гражданских инженеров).

Богоявленский Гутуевский храм трёхпрестольный: главный престол во имя Богоявления (Крещения) Господня – 6 января (19 января н.ст. – прим.ред.); правый придел во имя препод. Иоанна Спостника – 21 июля (3 августа н.ст – прим.ред.), левый – во имя св.Николая Чудотворца – 9 мая и 6 декабря (22 мая и 19 декабря н.ст. – прим.ред.).

Весь храм поражает массою света и художественностью выполнения. Все образа в иконостасе и на стенах храма (стенная живопись) писаны академиком Андреем Семёновичем Славцевым и представляют совершенно самостоятельные композиции. Стенная фресковая живопись исполнена художником Бутаковым. Особенного внимания заслуживает запрестольный образ, написанный во всю алтарную стену, видимый, благодаря невысокому иконостасу, с любого места храма. Это – Тайная Вечеря. Немного выше её (на сводах) – дивный образ Крещения Господня. Вся пейзажная часть этого образа исполнена по натуре, для чего художник специально ездил на берега Иоардана в Палестину.

Майоликовый иконостас, исполненный под слоновую кость, в один ярус икон, рельефно белым кружевом выделяется среди многочисленных красок стенной живописи. Для того, чтобы видеть эту художественную обстановку вечером, устроено особое при храме электрическое освящение; и 450 электрических лампочек заливают эффектным светом весь храм, кстати сказать, рассчитанный на 1200 молящихся. Отопление храма паро-водяное центральное устроено по проекту гражд. инжен. (гражданского инженера – прим. ред.) Б.К.Правдзика, для чего устроено особое здание близ храма (впоследствии соединённое со служительским флигелем).

Шатровая небольшая колокольня заканчивает общее устройство храма; на ней десять колоколов (общий вес их 755 пуд.), из которых наибольший весит 525 пуд.31 фун. Колокола эти побывали на всемирной выставке в городе Чикаго (в Америке) и отлиты на заводе Самгина в Москве.

Штат причта при храме, открытый в 1897 г. за два года до освящения, составляют: два священника, диакон и  два псаломщика. В настоящее время из служащих со дня освящения храма находятся на лицо: настоятель, свящ. П.А.Лебединский, шт. диакон (штатный диакон – прим ред.) И.А.Троицкий и псаломщик В.А.Вознесенский. Новые члены: свящ. Г.И.Эльтеков и диакон М.В.Славнитский. Согласно определению св. Синода 9 марта 1900г. (№1541), храм находится в ведении Департамента Таможенных Сборов, которого председателем до сего времени был староста церкви, потом. почёт. гражд. (потомственный почётный гражданин – прим. ред.) П,Л,Журавлёв (+).

II

Коснувшись в предыдущей статье лиц, служащих при Богоявленской Гутуевской церкви, нахожу нелишним познакомить читателя – прихожанина и с биографическими данными каждого из членов причта.

Настоятель церкви, священник Павел Александрович Лебединский на службе по духовному ведомству с 1890 г. По окончании курса С.-Петербургской Духовной Семинарии, 21 ноября 1890 г. был возведён в сан диакона к Александрийской церкви при Демидовском  заведении в г. СПб и одновременно, был назначен преподавателем русского и древне-славянского яз. В общеобразовательных классах женского Профессионально-Комерческого училища при сем заведении. К этому времени относится появление его печатного труда «Иоанн Креститель», а также известного «Школьного гимна», положенного на ноты композитором М.А.Балакиревым и назначенного Городским Управлением к употреблению в школах в торжественных случаях. 24 августа 1897 г. о. Павел был возведён в сан священника к Богоявленской Гутуевской церкви, а с 1909 г. назначен настоятелем её. За это время он состоял законоучителем в целом ряде учебных заведений.

Священник Георгий Иванович Эльтеков, по окончании курса С.-Петербургской Духовной Академии со степенью кандидата богословия в 1905 г., начал службу при Св. Синоде (по его канцелярии). В 1909 году декабря 16-го возведен в сан священника к Богоявленской Гутуевской церкви. За это время состоял законоучителем в частной гимназии Никифоровой, в 4-х классном городском училище и в др. начальных школах. Он состоит делопроизводителем Гутуевского Попечительства.

Диакон Иоанн Афанасьевич Троицкий учился на родине, в Псковской епархии. Начал службу в 1896 г. псаломщиком при церкви св. Иоанна Милостивого, что при Исидоровском Доме убогих Человеколюбивого Общества, где и возведён был 12 февраля 1893 г. в сан диакона. В 1895 г. был перемещён к церкви св. великомуч. Екатерины на Васильев. остр. (Васильевском острове – прим. ред.) и с 1897 г. состоит штатным диаконом Богоявленской церкви. Кроме сего он много лет законоучительствует в городских начальных училищах и в приюте Родоконаки. О.Троицкий состоит казначеем Гутуевского Попечительства.

Диакон Михаил Владимирович Славницкий, по окончании курса С.-Петербургской Духовной Семинарии, был назначен псаломщиком к Гутуевской церкви 25 января 1909 г., при которой и возведён в сан диакона 22 августа 1910 г. Законоучительствует в учебных заведениях.

Псаломщик Владимир Алексеевич Вознесенский, с семинарским образованием, Первовы по времени из назначенных к сему храму в 1897 г., а именно 16 июля. За свои заслуги награждён стихарём.

III

Составляя настоящую повесть «лет древних», нельзя не вспомнить добрым словом об отошедшем из сего мира, покойном старосте церкви Петре Леонтьевиче Журавлёве, который совместно с церковным причтом переживал все радости и скорби, выпавшие за это время на долю нашей приходской жизни.

Исходя из купцов 2-й гильдии по городу Нарвы, покойный П.Л. принимал деятельное участие в самой постройке нашего храма в качестве члена строительной комиссии с 1891-1899, а впоследствии с 1899 г. состоял старостою в течение свыше четырёх трёхлетий, по самый день кончины (+ 13 ноября 1912 г.)

…Кому неизвестны заслуги его, которые он оказал святому Богоявленскому Гутуевскому храму?.. Кто  не знает, сколько он жертвовал для этого храма достатка своего, своими трудами и своим спокойствием ещё в то время, когда наш храм только строился, состоя членом его строительной комиссии?..

…Память о нём, как о первом старосте сего храма не умрёт, а вечно будет жить. Основанием к тому служить будет то доброе дело, которое сделано в этом же храме в память его вдовою и дочерью умершего Е.А. и Д.П. Журавлевыми. Я разумею устройство мраморных престола и жертвенника, освящённых пред Литургией в день Вербного Воскресенья 7 апреля 1913 г…

…Нет ныне его среди нас: он оставил нас сирыми. Я подчёркиваю это выражение, так как до сих пор не находится его заместителя по служению на пользу сего св. храма. Подобно званным на вечерю, одни из тех, к коим обращались с предложением, говорят: «село купих», другие: «жену поях», третьи… но что об этом говорить, когда пред нами встаёт светлый образ покойного, при виде этой памятки, сооружённой любящей рукой супруги и дочери.

IV

Настоящий исторический очерк мой был бы неполон, если бы я умолчал о последующих годах существования святого храма на Гутуевском острове, протекших после его освящения. Первые десять лет прекрасно-устроенный храм наш жил сравнительно-счастливой жизнью. Сам он не нуждался в ремонтах, не испытывали нужды в этом ни ризница, ни утварь.

Всё было прочно, ново и чисто. Тогда казалось, что всё будет вечно-прекрасным, таким, каким создано: «добро зело»…Самое необходимое для храма – топливо отпускалось ему бесплатно из близко-расположенной портовой таможни; службой (сторожами) он также пользовался оттуда же. Всё это делалось по особому распоряжению бывшего директора Д-та Тамож. Сборов (Департамента Таможенных Сборов – прим. ред.) Н.И.Белюстина, горячо интересовавшегося постройкой храма. Так продолжалось до 1903 г., с этого времени церкви пришлось самой заботиться о всех своих нуждах.

Св. храм, расположенный среди пустырей и пакгаузов, имеющий своим приходом отрезанные друг от друга острова, с небольшим и небогатым населением, и отдалённую Волынкину деревню, конечно обладает такими же и средствами, которых едва хватает ему на его текущие нужды, не говоря уже о причте, принуждённом скитаться в разных местах соседнего прихода, за неимением жилого помещения при церкви. Приходская жизнь была в зачатке, она только создавалась и развивалась, насколько могла, в своих естественных границах.

И мы видим, насколько бесследно для церкви прошла приходская жизнь в первое самое счастливое десятилетие существования Гутуевского храма (с 1899 по 1909гг.),  настолько осязательны и заметны в приходской жизни для всякого последние четыре года существования.

Вот перечень ярких проявлений приходской жизни за это время.

  1. 9 апреля 1910 г. пред всенощной было совершено торжественное освящение Голгофы (распятия с предстоящими и с видом Иерусалима), сооружённой на собранные средства прихожан, стоимостью 300 руб.
  2. 27 февраля 1911 г. в частном собрании причта и прихожан в квартире о.настоятеля был решён весьма важный приходской вопрос об открытии при нашем св. храме Церковно-Приходского Попечительства. 29 марта того же года последовало святительское благословение владыки митрополита Антония; а 29 мая 1911 г. состоялось самое открытие новорожденного Попечительства, руководствующегося в своей деятельности известным Высочайше утверждённым уставом. Председателем Попечительства был избран и любезно согласился быть местный обыватель, купец В.К.Карелин, щедрый вкладчик на дела Попечительства. Так заложен был самый дорогой и самый большой камень в нашем приходском строительстве. Ныне, спустя два года после этого, можно сказать: да, заложен успешно, судя по цифровым данным только что вышедшего отчёта Попечительства (остаток на 1913 г. – 3.107 р. 14 к.).
  3. С 29 октября 1911 г. начал составляться наш приходской хор любителей церковного пения. Заслуга организации его принадлежит молодому регенту Николаю Прокофьевичу Башкирову. Отныне принять участие в церковном пении может каждый прихожанин, старый и юный, лишь бы он имел охоту да голос.
  4. С 1912 г. в день чудесного спасения ГОСУДАРЯ ИМЕРАТОРА от опасности в Японии, и в день освящения нашего храма – 29 апреля, с благословения владыки впервые совершён был в пределах наших островов торжественный крестный ход, каковой и впредь будет совершаться в первый воскресный день после 29-го числа, если это число не будет падать на воскресный день.
  5. 9 декабря 1912 г. открыто при нашей церкви первое на Гутуевском острове просветительское учреждение – бесплатная библиотека книг религиозно-нравственных с отделом книг противосектанских. Основанием этому доброму делу послужили те небольшие средства, кои были завещаны для этой цели прихожанином Стеф. Лавриновичем. Это учреждение является уже первым плодом существования при церкви Приходского Попечительства. Книгами из библиотеки может пользоваться каждый прихожанин бесплатно, временно внесший соответствующий залог за взятую книгу. По предъявлении книги, залог возвращается.
  6. 7 апреля 1913 г. в день Входа Господня в Иерусалим состоялось торжественное освящение мраморной ризы на престоле и жертвеннике в главном алтаре. Это дар семейства Журавлёвых. Гранильные работы по мрамору принадлежат мастеру Зиновьеву, а пять живописных картин по краям престола и жертвенника – кисти художника А.С.Славцева. Стоимость этого сооружения 1.500 руб.

 

«Что за зданье это, мам,

С блеском бронзовых крестов?

Что за праздник всенародный?

Что за звон колоколов?»…

 

И, прильнув к груди родимой,

Белокурое дитя

Ожидает объясненья,

Вздох свой робкий затая.

 

-Это, дитятко родное,

Божья церковь, Божий храм;

Благодетелем любимым

Он воздвигнут ныне нам»…

 

Заканчивая свой беглый очерк о Богоявленской Гутуевской церкви, скажу одно: «слава Богу» и «спасибо» тем добрым людям, в коих теплится искра Божия, готовая разгореться в пламенную любовь к Богу и ближнему. В этом только залог дальнейшего успеха.

П. Ленский

 

Настоятель-новомученик протоиерей Василий Медведский

память 14/27 апреля.

  • Дата рождения: 1875 г.
  • Место рождения: Санкт-Петербургская губ., Новоладожский у., с. Помялово
  • Место проживания: Ленинградская о., г. Тайцы
  • Дата расстрела: 27 апреля 1931 г.
  • Место смерти: Ленинград
  • Где и кем арестован: Ленинградская о.
  • Дата ареста: 6 января 1931 г.
  • Рукоположение: диакон 14.02.1899 г. Место Санкт-Петербург, Александро-Невская Свято-Троицкая Лавра
  • иерей 17.02.1899 г. Место Санкт-Петербург, Санкт-Петербургская Духовная Академия. Кто рукоположил:  митрополит Антоний (Вадковский)
  • Источники данных: БД «Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века»

Новомученик протоиерей Василий Медведский родился в 1875 году в семье священника Троицкой церкви села Помялово, входившего в состав Новоладожского уезда Петербургской губернии. По окончании в 1896 году Петербургской Духовной семинарии Василий был определён епархиальным начальством на вакансию псаломщика к Георгиевской церкви с.Осьмино Гдовского уезда. Прослужив 8 месяцев в Георгиевской церкви, Василий перевёлся на место псаломщика же в другой приход. Причина столь быстрого перемещения заключалась не в поиске более выгодного места и не в неуживчивом характере Василия.

К перемещению его побудило искреннее стремление помочь своему зятю, мужу родной сестры, оказавшемуся в бедственном  положении. Он, также как и Василий, был псаломщиком Петербургской епархии и служил в Модолицкой Никольской церкви Лужского уезда. Приход этот был гораздо беднее, чем тот, на котором служил Василий, и его причетник, человек женатый и многосемейный, находился в самом бедственном положении. Движимый чувством сострадания к своей родной сестре и к её несчастной семье, Василий решил уступить ему своё место, а самому отправиться на его приход. В результате этого поступка, говорившего о «крепости семейных уз» Медведских, Василий и оказался на новом месте служения. «Псаломщики церквей Молодицкой, Николаевской, Лужского уезда Павел Савин и Осьминскиой, Георгиевской Василий Медведский,- соощал официальный орган церковной печати, — перемещены один на место другого, 12 декабря 1897 года».

На новом приходе Василий пробыл ещё меньше, всего три месяца. Обстоятельство складывались таким образом, что требовали от него возврата на прежнее место служения. Пришлось возвращаться обратно в Осьмино. Василий и сам меньше всего ожидал подобного поворота событий, который был вызван всё той же необходимостью служения своему ближнему. Но без долгих колебаний и раздумий он пошёл и на этот шаг жертвенной любви, довершив до конца начатое дело. Впоследствии в своём прошении об  иерейской хиротонии, поданном на имя митрополита Палладия, он так объяснял мотивы своего поступка: «Окончив в 1896 году курс в Санкт-Петербургской Духовной семинарии, я милостью Вашего Высокопреосвященства был назначен псаломщиком в селе Осьмино, где прослужил 8 месяцев. Затем, принимая во внимание крайнее бедственное семейное и материальное положение своего зятя, я ходатайствовал вместе с ним пред Вашим Высокопреосвященством о перемещении нас одного на место другого, на что и последовала милостивая резолюция. Спустя 3 месяца после перевода, я получил известие от сестры, что зять сильно заболел и нуждается в помощи по службе. Зная, что такая же самая болезнь и ранее бывала у него и затягивалась на более или менее продолжительное время, я, дабы оказать помощь зятю и не доводить его, человека небогатого и многосемейного, до обременительных для него трат на вознаграждение наёмному человеку за исполнение его обязанностей во время его болезни, решился на некоторое время совсем оставить собственную службу, о чём и заявил местному священнику, который принял на себя труд письменное моё заявление об отказе лично передать отцу благочинному для исходатайствования разрешения у надлежащего начальства».

В результате, как это и случается с теми, кто меньше всего думает о себе и о выгодах своего существования, Василий оказался в положении весьма неопределённом. На прежнем месте служения в Осьмино, числился его зять Павел Савин, который после выздоровления приступил к исполнению своих псаломщических обязанностей. На новом месте, в Модолицах, его тоже никто не ждал, так как он сам письменно отказался от него. К этой фактической неопределённости прибавилась ещё и неопределённость документальная: оказывается, Василий по причине своих переходов туда и обратно не был внесён в клировые ведомости ни Осьминой, ни Модолицкой церкви.. Оно и понятно, ведь клировые ведомости составлялись в конце календарного года, а к этому моменту Василий успевал выбыть из прихода. Что уж и говорить, не слишком хорошее начало для человека, желающего получить священническое место в епархии, где в то время не было проблем с замещением иерейских вакансий, а, наоборот, имел место избыток кандидатов в священный сан.

Но ждать Василию пришлось не долго. Он был рукоположен в сан гораздо раньше, чем многие его однокашники по семинарии. 14 февраля 1899 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры совершилась его диаконская хиротония, а 17 февраля того же года митрополит Антоний (Вадковский) в храме Санкт-Петербургской академии рукоположил Василия Медведского во пресвитера.(3) Всего два с половиной года после студенческой скамьи он оставался в звании псаломщика. А ведь для подавляющего большинства выпускников семинарии этот срок растягивался на 6-7 лет, ибо в то время старались не рукополагать в священный сан ранее установленного канонами срока. Обычно семинарист, к концу учёбы достигавший 21-22 лет, на протяжении нескольких лет терпеливо ожидал своего часа, трудясь где-нибудь на сельском приходе в качестве псаломщика. Судьба выпускника Василия Медведского сложилась иначе. Пренебрегше с самого начала своей церковной карьерой ради любви к ближнему, он впоследствии щедро вознаграждён был за свою самоотверженность получением священнической вакансии ранее положенного срока. Всего через два года по окончании им семинарии, 2 октября 1898 года, благочинный церквей 2 округа Лужского уезда священник Павел Вишневский рапортовал о нём епархиальному начальству ввиду предстоящей хиротонии: «Псаломщик села Модолицкое Никольской церкви Лужского уезда Василий Васильевич Медведсвий,23 лет, при весьма хорошем поведении и трудовой жизни неопустительно и исправно исполнял псаломнические обязанности как в храме Божием за богослужением, так и в приходе при требоисполнении, что и удостоверяю». (4)

Определён он был на открывшуюся вторую вакансию к церкви св. Димитрия Солунского села Городня Лужского уезда. С этого провинциального прихода и начался его пастырский путь, который он мученически завершит в звании настоятеля Гутуевской Богоявленской церкви города Санкт-Петербурга. До своего назначения в столицу он окормлял ещё  два сельских прихода с.-петербургской губернии: с 1900 по 1907 год он настоятельствовал в Покровской церкви села Югостицы Лужского уезда, а с 1907 по 1915 год – в храме села Георгиевское того же уезда. Ничем особенным не выделялась его жизнь в эти годы. Как и все священники, он совмещал исполнение пастырских обязанностей с преподаванием Закона Божия в ряде министерских, земских и церковно-приходских школ, с 1906 года был назначен духовным следователем 2-го благочиннического округа Лужского уезда и воспитывал в семье двух приёмных мальчиков (своих детей у отца Василия не было). «Поведения весьма хорошего, скромного», — так отзывался благочинный об отце Василии при заполнении соответствующей графы клировых ведомостей Георгиевской церкви.(5)

Начало Первой Мировой войны 1914 года привнесло свои изменения в церковную жизнь каждой епархии Русской Православной Церкви. По мере её углубления возникла проблема нехватки духовенства. С этого времени всё чаще в «Известиях по Санкт-Петербургской епархии» стали появляться ранее не встречавшиеся сообщения о вакантных местах в сельских приходах. В 1915 году с каждым месяцем  число таких приходов неумолимо возрастало. Кадровое полковое духовенство погибало на фронтах, а его место занимало духовенство приходское, необученное отправлению пастырских обязанностей в условиях военных действий. Десятки приходов стояли «без пения». Дошла очередь и до прихода, где служил отец Василий Медведский. В ноябре месяце 1915 года епархиальный орган печати извещал, что церковь села Георгиевское Лужского уезда стоит праздной, и место настоятеля объявлено вакантным.(6) 16 октября 1915 года делопроизводитель Духовного правления при протопресвитере военного духовенства направил в Петроградскую консисторию сообщение следующего содержания: «Распоряжением помощника протопресвитера военного и морского духовенства от14 октября протоиерей лазарета лейб-гвардии Московского полка Авксентий Туревич  освобождается от исполнения возложенных на него пастырских обязанностей в запасном батальоне означенного полка и на священническую вакансию к названному батальону на время войны назначается священник церкви села Георгиевское Лужского уезда Василий Медведский» (7)

Новое место служения отца Василия находилось в Петрограде, на Большом Сапсониевском проспекте, в доме №61. Здесь располагалась полковая церковь св. Архистратига Михаила. Полковой священник занимал квартиру в следующем доме, №63, в здании казарм, где размещался офицерский состав Московского полка. Слово «лейб-гвардия», фигурирующее в названии полка,  являлось почётным наименованием отборных привелегированных воинских частей. Лейб-гвардия была призвана служить верной опоров монархии. Офицеры лейб-гвардии были исключительно дворянского происхождения, а рядовой и унтер-офицерский состав набирался из числа лиц, наиболее благонадёжных в политическом отношении. Соответственно этому подбиралась и кандидатура полкового священника.

Участвовать в военных действиях на фронте отцу Василию не пришлось. Запасной батальон, священником которого он был назначен, оставался в столице и нес охрану города. Но пастырское служение от этого не становилось легче. В те  предреволюционные годы падение дисциплины и брожение началось даже в гвардейских полках. Московский полк не представлял исключения, Для него, по воспоминаниям современников, «была характерна (ещё в предвоенные годы) широкая распространённость либеральных, а то и социал-демократических настроений как среди солдат, так и офицеров. Ходили по полку и нелегальные издания. Отчасти это могло объясняться тем, что нижние чины рекрутировались в полк из числа квалифицированных петербургских рабочих, что было вызвано необходимостью обслуживания состоявших в ведении этой части Главных оружейных мастерских». (8) И всё же в 1917 году в Московском полку не было отмечено ни одного случая ареста, а тем более убийства офицеров, столь обычных для других частей Петроградского гарнизона. Не исключено, что это было результатом пастырской деятельности полкового священника, своим присутствием и служением в определённой степени сдерживавшего разгул революционной стихии во вверенной ему пастве.

После прихода большевиков к власти отец Василий Медведский, как и всё военное духовенство, остался без места. В январе 1918 года последовал приказ Народного комиссариата об увольнении всего духовенства из военного ведомства. Вскоре, однако, он получил новое назначение. В середине 1919 года он был приглашён вторым священником в Гутуевскую Богоявленскую церковь. Сохранился протокол заседания церковно-приходского совета Гутуевского храма от 23 мая 1919 года, на котором обсуждался этот вопрос. В нём, в частности, говорит: «Решено было: согласно просьбы членов совета и некоторых прихожан направить 20 мая сего года к Его Высокопреосвященству, митрополиту Вениамину, депутацию в лице церковного старосты Н.М.Ананьева и товарища председателя В.Н.Мочалина для просьбы назначить постоянного священника, причём было указано, как на желаемого пастыря, на отца Василия Медведского. Владыкою было изъявлено согласие исполнить нашу просьбу, и назначить, и благословить к нам отца Василия, если от него последует прошение». (9)  12 лет прослужил здесь отец Василий, сначала вторым священником, а с 1927 года по день своего ареста — настоятелем храма.

Приход Гутуевской церкви отличался твердой приверженностью Православию, и в годы церковной смуты не уклонялся ни в обновленчество, ни в сотрясавшие епархию всевозможные расколы. Не нарушил этого неизменного пребывания в Истине и её клирик — протоиерей Василий Медведский, завершивший свой земной путь мученической кончиной.

К 1931 году отец Василий проживал за городом, в Таицах, снимая жильё в доме №7 по Санаторской дороге, т. к. приходские дома на Динабургской улице к тому времени были «национализированы». «Поэтому на службу в храм и со службы домой каждый раз приходилось добираться издалека.

6 января 1931 года его повседневный маршрут был неожиданно нарушен. В этот день, в Рождественский сочельник, ему не пришлось вернуться домой. После окончания службы он был арестован и препровождён в камеру городской тюрьмы, находившейся на Нижегородской (ныне ул.Лебедева) улице.(10) Вскоре в эту же камеру поместили бывшего командира лейб-гвардии Московского полка П.М.Яковлева и поручика А.Кованько. А спустя ещё некоторое время сотрудники ГПУ арестовали ещё 40 человек из числа бывших офицеров Московского полка. Всем им было предъявлено обвинение в создании контрреволюционной организации с целью нанесения тылового удара при каких-либо политический осложнениях. «Следуя старым традициям полка, в день полковых праздников и по особо выдающимся полковым дням, — говорится в обвинительном заключении по делу бывших офицеров Московского полка, — устраивались сборища, на которых обсуждались вопросы о методах борьбы с советской властью, об объединении всех бывших офицеров в одну организацию, которая в момент внутренних осложнений в СССР была бы вооружённой поддержкой для контрреволюции. Сборища бывшего гвардейского офицерства начались с 1923 года и продолжались до 1930 года. Происходили они в начале в полковой церкви, с закрытием последней перенесены были на квартиру к полковнику Яковлеву и бывшей полковой даме Мальм.»(11) Так как «сборища» совершались в дни религиозных праздников, то полковой священник должен был иметь к ним самое непосредственное отношение. Поэтому отец Василий подлежал аресту наряду с прочим офицерским составом полка.

Никаких расследований по делу не производилось. Всё устанавливалось на основании показаний арестованных лиц. Отца Василия допрашивали всего один раз, и его показания носят самый нейтральный характер. Он отверг все обвинения в заговоре, отказался охарактеризовать политические убеждения офицеров, не оговорил ни одного из своих союзников и с прямотой и безбоязненностью обозначил своё отношение к власти большевиков. Вот протокол его единственного допроса слово в слово:

«Из бывших офицеров Московского полка знаю Ризникова, Мельгунова, Яковлева, Пемеллер, Пудинского и других, фамилии коих не помню. С ними встречался в разные времена. Про их политические взгляды сказать не могу. В каком-то году, точно не помню, я получил приглашение отслужить панихиду в день полкового праздника 8 ноября. Приглашение получил от Яковлева. Из бывших офицеров Московского полка были Ризников, Морозов, Мельгунов и другие, фамилии коих не помню. Всего было 15 человек. После панихиды тут же на квартире Яковлева было собрание. Говорили о том, что тяжело живётся, страшный голод, думали, что просуществуем ли мы, и больше не помню за давностью времени. В 1930 году я устраивал именины, из бывших однополчан были Яковлев и другие, фамилии коих не помню. Всего было человек 15. Отрицаю факт того, что на этих именинах я провозглашал тост «за свержение советской власти». мои политические убеждения соответствуют моему сану. Советскую власть признаю постольку, поскольку она у власти. Не доволен гонением со стороны советской власти на религию, непосильными налогами, которые советская власть накладывает на духовенство. Цель панихиды была сохранение старых традиций полка. На этой панихиде я не поминал Николая Второго. О времени падения советской власти мы читали вырезки из газет «Руль», «Пробуждение».(12)

Причастность протоиерея Василия к заговору органы доказывать не стали, как не стали вообще разбираться в существе дела. Этого протокола было достаточно органам советского правосудия для вынесения отцу Василию высшей меры наказания, а заодно с ним — ещё 10 участникам процесса по делу никогда не существовавшей организации. Остальные получили разные сроки лагерей.

Чем же объяснима эта беспощадная жестокость? Прежде всего, внутренним содержанием власти большевиков, для которых применение террора – самый обыкновенный метод управления. Но у этого дела была и своя вполне конкретная причина. Её невольно указала в своей заметке, опубликованной в альманахе «Минувшее», вдова расстрелянного протоиерея Василия Наталия Васильевна Медведская. Эта небольшая заметка объёмом всего в три листочка, которая называется «Последняя страница истории лейб-гвардии Московского полка», посвящена судьбе последнего полкового командира Петра Михайловича Яковлева. Вот что пишет Н Медведская: «после октябрьского переворота многие кадровые офицеры, не втянутые в гражданскую войну, были обречены на полуголодное существование и случайные заработки. Среди них оказались некоторые офицеры-московцы, в том числе П.М.Яковлев. В 20-е годы он служил в Балтфлоте в Военно-Медицинской  академии кассиром, шил и чинил обувь для театров. В 1924 году советской властью было принято решение отдать помещение бывшей полковой церкви под клуб одного из ближайших предприятий. В связи с этим Яковлеву было предложено найти оставшихся в живых родственников тех офицеров, что были похоронены в церкви. Их останки предполагалось перенести в другое место.(…) Свинцовые гробы перевозились на простых телегах. Процессия двигалась через весь город (к сожалению место вторичного захоронения установить не удалось). После этой печальной процедуры для родных и сослуживцев перезахороненных офицеров на квартире Яковлева был устроен вечер поминовения. Офицеры были в форменных кителях без погон, дамы – в траурных вуалях. Собрание не носило сколько-нибудь политического характера. (Это было то самое собрание, на котором отец Василий якобы произнёс тост «за свержение соввласти» и совершил молитвенное поминовение Императора – прим. автора (…) В ночь  на 7 января П.Яковлев был арестован.(…) Яковлеву предъявили обвинение в утайке серебряной утвари из полковой церкви, ктитором которой он был как командир полка. Полковое серебро из церкви было сдано по описи, которая хранилась в одном из советских учреждений. На это Яковлев указал на допросах. Однако запрашивать описи никто не собирался, а сам подследственный этого, естественно, не мог сделать».(13)

«Полковое серебро из церкви» и являлось той скрытой пружиной, которая побудила сатрапов диктаторской власти сфабриковать дело бывших офицеров лейб-гвардии Московского полка. Им нужны были драгметаллы, так как бумажные деньги в 30-е годы в стране ничего не стоили. Сталинский курс на индустриализацию привёл страну к глубочайшему кризису. «Одним из его проявлений было разрушение денежной системы и полное разорение бюджета. Огромный дефицит бюджета латали за счёт повышения цен, введения обязательной подписки на займы, а главное – эмиссии. (…) Обесценивание денег вело к массовой скупке товаров в запас и натурализации товарообмена. (…) Произошло раздвоение денежной системы, сложился разный курс цен в монете и бумажных банкнотах, а ряде мест продавцы вообще отказывались принимать бумажные деньги. Огромные суммы в серебре оседали в кубышках». (14) За этим серебром и охотилось ГПУ. Причём сомнительно, что бы охота эта велась из государственных интересов. Скорее всего, добытые деньги шли не в казну, а в карманы стоящих у власти мародёров. Чудом уцелевшие в годы массовых изъятий драгоценности церкви Московского полка в кризисные годы привлекли внимание алчных и хищных представителей большевистского режима. А чтобы придать вид законности репрессиям, обусловленных очередным изъятием, их решили поместить в  контрреволюционное обрамление. Никакого грабежа и бандитизма, идёт борьба с государственными преступниками.

К тем, кто из числа арестованных не желал участвовать в этой инсценировке, применяли методы давления. О них упоминает Н.Медведская: «При немногочисленных свиданиях с родными Яковлев сообщил, что у него отобрали очки и давали подписывать какие-то бумаги, которые он без очков не мог прочесть. Кроме того, перед допросами его помногу часов держали на холодной лестнице».(15) Был и ещё один приём, о котором упоминает автор мемуаров. «В середине 1930 года, — пишет она, — Пётр Михайлович был вызван в военкомат, где ему неожиданно предложили создать военный кабинет в Финансово-экономическом институте и стать его заведующим. Возможность приложить свои военные познания и опыт доставила ему радость. Яковлев с энтузиазмом взялся за преподавание военного дела и организацию кабинета. Создавалось впечатление, что жизнь начинает налаживаться. (…) Многим, подобно полковнику Яковлеву, незадолго до ареста была предложена работа, связанная с их военной профессией».(16) Зачем нужно было это трудоустройство органам, которые знали о предстоящем аресте тех, кого устраивали на работу? В этой игре был свой особый расчёт, она велась с целью сделать будущее арестованного сговорчивее в подписании нужных протоколов. Ведь тот, кому есть, что терять, на допросах будет податливее. Вот и надо было развернуть события так, чтобы у «подопечного» возобновился заметно угасший под гнётом советского режима вкус к жизни. Те же, кто, не взирая на изощрённые методы давления, всё-таки не пошёл на дачу  необходимых чекистам показаний, вызывали по отношению к себе особую ярость и озлобленность. Они-то и были безжалостно уничтожены без всякого состава преступления.(17)

В этом числе оказался и протоиерей Василий Медведский, настоятель Гутуевской Богоявленской церкви. Он так же был втянут в «следствие», т.к. мог знать, где находятся ценности полковой церкви. Но ни сведений о серебре, ни хоть какой-нибудь доказанной или подтверждённой показаниями свидетелей «контрреволюции» нет в единственном протоколе его допроса. Он отказался подписывать ложь в чекистском застенке и по этой причине претерпел насильственную смерть от руки тех, кто не прощал уклонения от отведённой в кровавом спектакле роли. Сохранивший в своей жизни неповреждённым «правило веры» и убиенный безвинно, он был расстрелян, согласно документу, выданном управлением ФСБ, 14/27 апреля 1931 года (на Антипасху, в понедельник Фоминой недели ( второй по Пасхе, св. ап. Фомы) за день до Радоницы), вероятнее всего, в Петербурге, в Доме предварительного заключения, находившегося в то время на Шпалерной улице.

Примечания:

  1. «Известия по Санкт-Петербургской епархии», 1897, №51-52.
  2. ЦГИА СПб, ф.19, оп.115, д.1163, л.1-2. Там же, л.13. Там же, л.3.
  3. ЦГИА СПб, ф.19, оп.113, д.4269, л.51 об. « Известия по Санкт-Петербургской епархии», 1915, №45.
  4. ЦГИА СПб, ф.19, оп.115, д.1164 л.1.
  5.  Минувшее. Исторический альманах. №1 М., С361. ЦГИА СПб, ф.1001, оп.1, д.11, л.7.
  6. Архив УФСБ по Петербургу и области Д.№П-74702, т.1, л.339. Там же, л.130. Там же, л.520-521.
  7. Минувшее. Исторический альманах.1990,М., С.359-360.
  8. О. В. Хлевнюк. Политбюро. Механизмы политической власти в 1930-е годы. М. 1996, С.19-20.
  9. Минувшее. Исторический альманах.1990,М., С.360. Там же. По делу №П-74702 было расстреляно 11 человек.

СССР

5 мая 1935 г. постановлением ВЦИК храм был закрыт. С этого времени начинается его безжалостное разорение. На долгие 56 лет церковные стены превратились в немых свидетелей правления безбожной власти. Фаянсовый иконостас, иконы, церковная утварь – были полностью уничтожены. Здание храма использовалось под овощной склад, мыловаренный завод, склад Фрунзенского универмага.

1940-45 гг. Во время блокады города, когда храм использовали как морг, в его здание попал немецкий снаряд, который пробил крышу, от возникшего пожара, церковь сильно пострадала.

После войны храм долго пустовал. Уничтожение церковь продолжили, устроив в ней мыловаренный завод. Принесло ли мыло кому-нибудь телесную чистоту? Но потемневшие стены храма до сих пор свидетельствуют о том, как легко люди забывают о чистоте своего сердца.

Центральная мощная шлемовидная глава храма была полностью уничтожена в 50-х годах. Когда здание было передано под склад Фрунзенского универмага, глава была сделана заново, но другой формы. Конструкция была деревянной, выполненной наспех с многочисленными конструктивными нарушениями. В подвале много лет стояла вода, так как была нарушена дренажная система и, кроме того, туда постоянно попадали отходы от канализации. Когда были осушены и очищены подвалы, то от каменного пола были обнаружены всего несколько плит.

90-е годы

19 апреля 1991г. Церковь Богоявления взята под охрану государства как памятник истории и культуры. Распоряжением мэра Санкт-Петербурга №99-р 12 ноября 1991г. Храм передан Православной общине.

19 января 1992г. в престольный праздник Богоявления в храме состоялось Великое освящение воды. С марта 1992г. стали совершаться регулярные богослужения. Восстановление церковной приходской жизни и реставрация поруганной святыни – это две главные задачи, стоящие перед Приходским советом храма Богоявления Господня. Продолжение дорогостоящих ремонтно-реставрационных работ как прежде, так и теперь, главным образом зависит от благотворительной помощи тех организаций, фирм и частных лиц, которые в наше время достаточно твердо стоят на ногах и могут себе позволить думать и заботиться не только о хлебе насущном, но и о духовном будущем России.

Первым настоятелем возрожденного храма стал прот. Александр Захаров. Были возобновлены богослужения, на обновленный золотом главный купол  воздвигнут крест, начались реставрационные работы.

Возрождение храма

В конце 1999 года настоятелем храма назначен прот. Павел Феер.

В 2008 г. закончена внешняя реставрация. Было изготовлено более 10 видов фасонных кирпичей по индивидуальным чертежам, большое количество рисунков майолики.

Практически полностью воссоздан внешний облик храма: возведены главки, воздвигнуты кресты, восстановлены изразцы и большинство мозаичных икон, воссозданы металлические оконные переплеты всего здания, часть кованых решеток окон первого этажа; расчищен подвал здания и восстановлена его гидроизоляция.

Очищены от копоти наружные стены церкви. Отлиты и подняты на колокольню десять колоколов (самый большой весит 1840 кг). Мозаичные композиции икон, выполненные для фасадов церкви Богоявления петербургским мастером-мозаичником И. Ю. Лаврененко, в 2006 г. получили золотую медаль на выставке Denkmal в Лейпциге за лучшую воссозданную мозаичную икону Александра Невского.

Многое уже сделано, многое ещё предстоит сделать, чтобы вслед за П.Ленским мы могли сказать о нашем храме: «здесь вечный Божий дом…»

Обновление иконы Рождества Христова

Чуть более двадцати лет назад сотрудники Высшего художественно-промышленного училища им. В. И. Мухиной подарили Богоявленскому храму на Гутуевском острове Санкт-Петербурга икону Рождества Христова, написанную в XIX веке. Образ нуждался в реставрации, но оплатить трудоемкую работу реставраторов Богоявленской церкви тогда было нечем. Святыню лишь слегка почистили, да там, где сошла краска, сделали тонировку. В брошюре Дмитрия Дмитриева икона описывается так:

«В общих чертах сюжет иконы прочитывался: в центре — Младенец Христос, Дева Мария и праведный Иосиф с потускневшими от времени золочеными нимбами; над Святым Семейством — небо с еле заметными звездами; в нижней части иконы, приглядевшись, можно было различить голову тельца. В таком виде икона была помещена на солее главного алтаря храма, около южных диаконских дверей; находилась там, у всех на виду, без малого шесть лет».

Однажды псаломщик Ефим Добрянский увидел, что старая икона Рождества Христова, которая была-доселе закопчённая, с едва~видимым изображением, вдруг стала светлой и заиграла свежестью красок… Вифлеемская Звезда, изображение которой до чудного обновления практически не была видна, проявилась своим сиянием. Стали видны нимбы, лица, детали в четком изложении, как будто после реставрации. Это произошло 14 марта 1998 года.

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир благословил епархиальную комиссию, в которую был включен художник-реставратор С.П. Павлов. Комиссия сделала заключение: следов промывки лакокрасочного слоя, даже в мелких трещинах, не было, имели места следы мелких капель воска и старые подтеки масла, что полностью исключало реставрацию. Был подписан акт о нерукотворном преображении иконы, тем самым подтвердился факт чудесного обновления иконы Рождества Христова.

Получив выводы комиссии, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир почтил своим посещением храм Богоявления и сообщил о чудесном обновлении иконы Святейшему патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, который написал следующую резолюцию: «Благодарю Ваше Высокопреосвященство за информацию о явлении милости Божьей в обновлении иконы Рождества Христова в Богоявленском храме на Гутуевском острове. Слава Богу за эту духовную радость!»

Позднее, как стало известно из телевизионного сообщения, группа искусствоведов и реставраторов Эрмитажа тоже подтвердила нерукотворный факт обновления иконы. ведь это было в то время, когда довольно сжато и скромно освещались религиозные события в эфире.

Сбор средств и довольно длительная реставрация храма Богоявления привела почти к полному восстановлению разрушенного ранее иконостаса, выполненного из белого фаянса. Восстановлены и богатые настенные росписи с изображением Благословляющего Спасителя. Образ Тайной Вечери написан во всю алтарную стену, а выше, над Тайной Вечерей роспись Крещения Господня. Вся эта крупно изображенная настенная живопись, как и интерьер храма, производит неизгладимое впечатление на входящих в Храм.

Расположенный в отдалении от центра города, от большого скопления людей и суеты, Храм Богоявления Господня является как бы местом паломничества. Это достаточно уединенное место располагает к еще большему сосредоточению на молитвах, ведь каждый храм, церковь — это обиталище Духа Божьего. И чем ярче и сосредоточеннее молитва верующего в стенах храма, тем больше шансов, что она достигнет Спасителя!

Чудесное обновление иконы Рождества Христова в храме Богоявления Господня на Гутуевском острове в Санкт-Петербурге еще одно доказательство проявления Силы Господней.

«Акт» подписали протоиерей Геннадий Бартов – настоятель Свято-Троицкого Измайловского собора, благочинный Адмиралтейского округа; игумен Александр (Фёдоров) – настоятель церкви св. вмц. Екатерины в Академии Художеств, член епархиального совета Санкт-Петербургской епархии; священник Александр Захаров – настоятель храма Богоявления на Гутуевском острове; Иван Николаевич Шитяков – помощник председателя Приходского совета храма Богоявления: Сергей Анатольевич Павлов – художник-реставратор.

Получив выводы комиссии, митрополит санкт-Петербургский и Ладожский Владимир почтил своим посещением храм Богоявления и сообщил о чудесном обновлении иконы Святейшему патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. Его Святейшество положил на рапорте Его Высокопреосвященства следующую резолюцию:

«10.IV.1998 г. Благодарю Ваше Высокопреосвященство за информацию о явлении милости Божией в обновлении иконы Рождества Христова в Богоявленском храме на Гутуевском острове. Слава Богу за эту духовную радость».

Почитаемые иконы и частицы мощей

Святого великомученика и целителя Пантелеимона (†305 г.);
Святого преподобного Онуфрия Великого (IV век);
Святого преподобного Никандра Городноезерского (XVI век);
Святого священноисповедника Виктора (Островидова), епископа Глазовского (†1934 г.).